Хоровод праздников

 

В конце декабря — начале января можно закружиться и потерять голову в хороводе праздников. 25-го — европейское Рождество. Затем встреча Нового года, новогодние праздники-каникулы, православное Рождество, старый Новый год, — подарки, траты, пьянки-гулянки. А что? Как говорил герой шукшинской «Калины красной»: «Душа праздника хочет!»

Если обратиться к «Жизни Арсеньева», то у Ивана Алексеевича Бунина можно прочитать следующее: «Ах, эта вечная русская потребность праздника! Как чувственны мы, как жаждем упоения жизнью, — не просто наслаждения, а именно упоения, — так тянет к непрестанному хмелю, к запою, как скучны нам будни и планомерный труд! Россия в мои годы жила жизнью необыкновенно широкой и деятельной, число людей работающих, здоровых, крепких все возрастало в ней. Однако разве не исконная мечта о воле без удержу, о молочных реках, о празднике была одной из главнейших причин русской революционности? И что такое вообще русский протестант, революционер, бунтовщик, всегда до нелепости отрешённый от действительности и её презирающий, ни в малейшей мере не хотящий подчиниться расчёту, рассудку, деятельности невидимой, серой, неспешной? Как! Служить в канцелярии губернатора, вносить в общественное дело какую-то жалкую лепту! Да ни за что – «карету мне, карету!»

Устарело это наблюдение Бунина? И да, и нет. Потребность в празднике непоколебима в русской душе. Отключиться от мрачной действительности, всласть повеселиться да еще бросить княжну за борт «в набежавшую волну» — какое удовольствие, какой кайф! А затем снова лямка, и вкалывать, как раб на галерах. Хотя в недалекие советские времена вкалывали вполсилы: платили-то копейки, да еще на них трудно было что-то купить. Кругом сплошные дефициты. И как говорили: достал колбасу — праздник, туалетную бумагу — еще раз праздник! И так без счета. Маленькая удача — и большой праздник!

Ныне дело иное. Всего полно, и все можно купить, только у работяг и пенсионеров денег негусто, да еще все время цены растут. Посмотришь иной раз в магазине — полки ломятся от товаров, а в зале один-два человека, не столько покупают, сколько прицениваются: по карману или нет. Конечно, богатые люди покупают все, вплоть до вилл на Лазурном берегу. А бедные!.. Они могут повторить печальную фразу из Ильфа и Петрова: «Мы чужие на этом празднике жизни». Этот праздник создан для избранных. А помнишь? Была такая песня, и ее всегда радостно исполняли: «Трудовые будни — это праздники для нас!» И тогда этому многие верили. Наивные времена.

Поговорим о гороскопе. Тигр ушел из истории на перерыв длиною в 11 лет. На его смену заспешил, запрыгал, согласно восточному календарю, Заяц. Шустрый такой и на лыжах — именно таким его нам представляют в Москве с 1 декабря. Куда ни кинь, всюду заяц-лыжник, которому и не погрозишь: «Ну, заяц, погоди!», — он никого не боится, мчится вперед и требует участия во всех престижных международных турнирах. Мало ему Олимпиады в Сочи, он требует чемпионата мира по футболу, соревнования Формулы-1 и прочих спортивных vip-мероприятий. Это не знакомый нам прежде народный заяц из «Бриллиантовой руки», — а нам все равно! и нам все трын-трава!.. Это уже властный, вертикальный заяц. И отнюдь не во хмелю (по старой басне), а заяц во власти. Такой поопаснее тигра…

Ну да, заяц так заяц, с клыками и челюстью, Бог даст, и такого переживем — с лыжами и битой (сколько уж избито и покалечено!), мы — народ многожильный и многотерпеливый.

А пока на повестке — Заяц и Новый, 2011 год. Лично я не только ворчу, но всегда ищу и исторические параллели. Двадцать пять лет тому назад, в преддверии 1986 года Андрей Вознесенский разразился стихами: «С Новым годом, с Новым, с Новым,/ С Новым духом над землей!..» Ах, как хотелось тогда «нового духа». Как нас тогда тешили надежды (перестройка!): «Жизнь в предпраздничной уборке/ ищет новые пути./ Мало вытряхнуть бурбонов,/ надо новое найти./ С небывалым снегопадом!/ Хватит старого вранья./ Только правда, только правда,/ Только правда и нова./ Пусть плохое прекратится./ Пусть покончит этот год/ С гидрою бюрократизма -/ Как не рубишь — все растет…»

И что? 25 лет прошло, а что изменилось? Вранье и потемкинские деревни как были, так и остались. Гидра бюрократизма? Ей на смену пришел зверь более страшный — дракон коррупции. Головы рубят (да рубят ли?), а дракон все живее и живее. Так что бегать и бегать новому зайцу по коррумпированному полю. Успевай только ушами хлопать… «Ни жить, ни петь почти не стоит:/ В непрочной грубости живем./ Портной тачает, плотник строит:/ Швы расползутся, рухнет дом…" Это — Владислав Ходасевич, далекий 1922 год. И яростно хочется удариться в праздник, закрутиться в праздничном вихре или, на худой конец:

Полузабытая отрада,
Ночной попойки благодать:
Хлебнешь — и ничего не надо,
Хлебнешь — и хочется опять…

Все тот же Ходасевич, но уже 1928 год, Париж. Ну а мы в Москве. Среди зайцев-лыжников и ужасающих драконов-силовиков. «Страшно, аж жуть!» — как кричал Высоцкий. Но чтобы не было страшно, для этого и придуманы праздники. Вино, танцы. «Дамы приглашают кавалеров… Шаг вперед и два назад…».

Праздничный хоровод все длится и длится. А мы все пятимся и пятимся назад. Кто-то молчит, а кто-то возмущается.

Любой праздник должен олицетворяться с весельем, радостью, торжеством. И каждое мероприятие должно быть запечатлено для последующих возгласов и комментариев по поводу проведенной вечеринки. Бракосочетание, не является исключением из этого правила. Фотограф на свадьбу позволит будущей семье рассматривать получившиеся фотоснимки и восхищаться проведенной церемонией.

Cтатьи из категории «Досуг»:

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (Нет рейтинга)
Загрузка...