Литва: грандиозное прошлое

 

У многих небольших стран грандиозное прошлое. Сегодня трудно поверить, что 600 лет назад южные границы Литвы доходили до Черного моря. Впрочем, буду корректна: речь идет о многонациональном государстве, на наследие которого претендует не только Литва и которое очень быстро вошло в состав другой державы, оказавшейся еще обширнее, еще могущественней, еще пестрее в национальном отношении.

Начало событий — в середине XIII века. Литва, в которой правит князь Миндовг, последнее языческое государство Европы. К востоку и югу от него — православные русские княжества, только что разоренные походом Батыя и постепенно смиряющиеся с вассальной зависимостью от Золотой Орды. К западу и северу — земли пруссов, латгалов и ливов, находящиеся под влиянием католического рыцарского Тевтонского ордена. Пару раз при преемниках Миндовга литовцев обращают то в православие, то в католичество, но они всякий раз возвращаются к культу Перкунаса и других древних богов.

Речь идет пока что о государстве признают Полоцкое, Минское, Друкское, Берестейское, Лукомское княжества. Новгород и Псков колеблются. В 1320-1321 годах Гедимин захватывает Волынь и Киев. Постепенно на престолах почти всех присоединенных княжеств Рюриковичей сменяют Гедиминовичи.

Казалось бы, естественно ожидать резкой реакции из Владимира и Сарай-Бату. Но за великокняжеский трон восточной Руси как раз идет многолетняя война между тверскими и московскими князьями. После его смерти держава чуть не распалась, но четыре года спустя старший из его сыновей, Ольгерд, снова собрал ее под своей властью. Так сложилось Великое Княжество Литовское, Русское и Жмудское — таково было официальное название государства.

Что же это было за государство? Или, точнее, чье? Династия — литовская, языческая. Большинство населения — русичи, православные. А поскольку литовцы — язычники письменности не имели, книжным и канцелярским языком стал русский, вернее церковнославянский. Еще точнее — так называемый западнорусский, то есть местный вариант церковнославянского с вкраплениями латыни, польского и местных говоров. Потомки киевского, волынского, минского, полоцкого боярства, естественно, сохраняли свои владения, не меняя ни языка, ни веры, и по праву считали Великое Княжество своей страной. Что не мешало им в случае недовольства уходить к московскому князю и наоборот — недовольные московские бояре перебирались в литовские владения.

Молодая Московия, победившая в споре восточнорусских княжеств, стала естественным противником Литвы. Причем последняя часто оказывалась сильнее. Ольгерд дважды — в 1367 и 1368 — доходил до Москвы; именно для защиты от него в новой столице впервые был построен каменный кремль. И именно против литовских войск юный Дмитрий Иванович, будущий Донской, впервые применил западную новинку — артиллерию. Трудно сказать, как выглядели эти войны в глазах современников. Но сейчас это кажется борьбой за право объединить русские княжества. И еще неизвестно, какой из вариантов победил бы: объединение под властью русского православного московского князя, зависимого от исламизированных ордынцев, или под властью язычника-литовца, ни от кого не зависимого и даже готового в принципе принять православие. Но судьбе угодно было развернуть историю Литвы в совершенно иную сторону.

В 1377 году Ольгерд умер, восьмидесяти одного года от роду; престол он передал своему сыну от второго брака, Ягайло. Старшие сыновья Ольгерда возмутились — и ушли на службу к Дмитрию Ивановичу. Еще одним соперником князя стал его престарелый дядя — Кейстут. В 1381 году ему даже удалось ненадолго овладеть столицей; но уже год спустя 85-летний Кейстут был низложен и по приказу племянника задушен в Виленском замке.

Тем временем к юго-западу от Литвы, в Польше, происходили следующие события. С XII века страна была расколота на несколько княжеств. Формально старшим считался князь Малой Польши, сидевший в Кракове, но власти у него было не больше, чем у великого князя Владимирского. Однако в первой четверти XIV столетия Польшу объединил князь Владислав Локоток, прозванный так за маленький рост. В 1320 году Владислав венчался королевской короной. Правда, пришлось пожертвовать Силезией и Западным Поморьем — ими откупились от германской династии Люксембургов, в ответ отказавшейся от претензий на польский трон.

Его сын Казимир Великий в 1340 присоединил к Польше Галицкое королевство, в котором династия прервалась. Для освоения восточных земель требовались умелые и грамотные люди, и Казимир стал в изобилии приглашать колонистов-немцев (собственно, городское сословие в тогдашней Польше и так по большей части состояло из немецких переселенцев), армян, татар и, что особенно важно для дальнейшей истории Польши и Литвы, евреев. Казимир женился на дочери Гедимина, Алдоне, но сыновей ему не родила ни она, ни последующие жены и любовницы — тоже Великому. Правда, так его звали только венгры, а не поляки, оказавшиеся теперь в положении «младших братьев» король управлял своими владениями из венгерской столицы, из Буды. Спустя двенадцать лет Лайош умер и тоже оставил лишь двоих дочерей, причем незамужних. И по венгерским, и по польским традициям женщина не могла занимать престол… Дочерям Людовика стали подыскивать женихов. Нас в данном случае интересует младшая, Ядвига, которой должна была достаться Польша. Ее рука, сердце и королевство в приданное предложены были Ягайле.

Условия заключения брака были следующие: принятие католической веры и присоединение Литвы к Польскому королевству. Притом что по территории Литва была больше Польши раза в два… И, разумеется, уния с Польшей навсегда зачеркивала надежды объединить Русь из Вильно. Однако Ягайло согласился. Что им двигало? В одном из самых знаменитых стихотворений Бориса Пастернака есть строчка: «всесильный бог любви, Ягайлов и Ядвиг». Но, конечно, брак 35-летнего литовского князя и 14-летней польской принцессы, состоявшийся в 1386 году, был продиктован не любовью, а политическим расчетом. Может быть, Ягайлу прельстил королевский титул? Но и его пришлось разделить с женой: еще до венчания с Ягайлой Ядвигу короновали как короля Польши. Правда, Ядвига до своей ранней кончины в 1399 году занималась все больше благотворительностью, за что позднее была причислена к лику святых. Муж пережил ее на тридцать пять лет, был еще не раз женат и дал имя династии Ягеллонов. Плохо знавший грамоту, Владислав Ягайло расширил основанный Казимиром Великим Краковский университет — он стал называться Ягеллонским. Воспитанный в язычестве, он стал поборником католической веры…

Ягайла принял католичество не только сам. Он крестил всю языческую Литву, как Владимир Русь — убеждением и силой. Нетрудно представить себе, как отреагировали на это в православных землях, подвластных литовским князьям. Ягайло пытался задобрить православных магнатов, выпускал указы об охране их прав. Но те, в конце концов, заставили его уступить литовский престол Витовту, сыну Кейстута. Это случилось в 1392 году.

Сначала Витовт считался вассалом Ягайлы, но спустя шесть лет сделал попытку освободиться от власти двоюродного брата и унии с Польшей. Для этого пришлось вступить в союз с главными врагами — тевтонами и отдать им Жемайтию, а кроме того Псков, точнее право на завоевание Пскова. Потери на северо-западе компенсировались приобретениями на востоке и юге: под власть Витовта попали Смоленск и причерноморские степи западнее Днепра. На пиру в честь примирения с крестоносцами литовский князь был провозглашен королем — правда, до коронации дело так и не дошло.

Именно этот момент — последние годы XIV века — и стал вершинной точкой литовского величия. Памятником его стал Тракай — новая столица, город-крепость на острове. От Вильнюсской крепости осталась лишь так называемая «башня Гедимина» и остатки стен, но могучие укрепления Тракая до сих пор поражают воображение.

Витовт планировал масштабный поход против Орды. Окажись он успешным, возможно, вся история Восточной Европы пошла бы по другому сценарию. Но поход закончился провалом. Пришлось опять идти под руку Ягайлы. Но Жемайтия осталась у Ордена. В 1409 году жмудь восстала. Началась война.

15 июля 1410 года в грандиозном сражении при Грюневальде польско-литовско-чешское войско под командованием Ягайлы и Витовта наголову разбило войска Ордена. Для тевтонов это было началом конца. Для новой империи — точкой восхода. Но это была уже не литовско-русская, а польско-литовская империя.

В 1413 году гербы литовских панов были занесены в геральдические книги польской шляхты: событие на нынешний взгляд маловажное, на средневековый — символическое. За несколько десятилетий литовские шляхтичи-католики полностью ополячились; по-литовски говорили отныне только крестьяне, а литература на этом языке возникла лишь в XVIII веке. Западнорусская православная знать еще некоторое время держалась за свою веру.

После смерти Витовта в 1430 году его преемник Свидригайло в последний раз попытался выйти из унии. Попытка закончилась провалом, а с 1447 года Польша и Литва окончательно объединились под властью Казимира IV, младшего сына Ягайлы. В 1569 году, при Сигизмунде II, последнем короле — Ягеллоне, Литва была окончательно поглощена Польшей. Впрочем, к тому времени для восточных соседей, московитов, слова «Литва» и «Польша» уже стали синонимами.

Салон Гармония предлагает всем дамам, мечтающим о незабываемой свадебной церемонии, превосходные свадебные платья. Только здесь можно воплотить мечту в реальность.

Cтатьи из категории «Путешествия»:

Оцените статью:
1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка...