Реальность и миф воспитания детей

 

Мы часто боимся перехвалить ребенка: он может загордиться, будет считать себя лучше других, и таким образом воспитаем выскочку, себялюбца. Боимся хвалить, скупы на добрые слова, на признание в любви и гордости за него.

Нас даже порой раздражает, почему в западных фильмах, особенно американских, герои все время повторяют, как они друг друга любят.

Но чтобы чего-то добиться в жизни, нужна высокая самооценка — частое подтверждение, что тебя любят, что твои успехи замечены, что ты чего-то стоишь.

Воспитание любовью это не только целовать, обнимать, тискать ребенка… Это мы умеем. А вот выслушать и выразить уважение к его личности, к сожалению, не всегда можем.

Погладить, дотронуться до плеча так, чтобы ребенок ощутил всю твою заинтересованность в его делах, посмотреть, выразив взглядом всю нежность, любовь и признание его мнения, точки зрения как разумной, стоящей, не ответить на его дерзость в том же тоне — этому нам надо учиться и учиться.

Конечно, время общего разочарования не может не сказаться на детях. Социальная справедливость, равенство возможностей — все то утопическое, что провозглашалось 70 лет, ушло в прошлое. В новой реальности утонули прежние добродетели и мифы, доставшиеся нам от советского времени. Один из них, что дети у нас самый привилегированный класс и что мы их очень любим.

Любить — это долг или потребность?

То, что беспризорников у нас сегодня больше, чем после гражданской и Отечественной войн, и что дети погибают на наших глазах от голода, болезней и наркотиков, это не вызывает уже ни жалости, ни сострадания, ни желания помочь и хоть как-то в масштабе государства попытаться решать эту проблему. Даже опыт Макаренко и его педагогика не подвигнули никого — ни педагогов, ни чиновников — на какие-то реальные шаги. Мы, как всегда, надеемся, что произойдет чудо и проблема решится сама собой.

Что же касается любви к детям, то тут я выскажу совсем крамольную мысль — мы по-настоящему не любим детей, не испытываем радости от общения с ними, а выполняем как бы долг, обязанность по отношению к ним.

Все что угодно готовы делать, чем угодно занять свое время, но только не заниматься с детьми, а если тратить силы и время, то только в обмен на благодарность, которая, к сожалению, не всегда пропорциональна отданным силам. И тогда — лучше завести собаку, кошку, даже медведя, любую живность, но только не возиться с ребенком. Или нанимают учителей, гувернанток, психологов, не желая отдать тепло ни своему, ни чужому ребенку. Неинтересно. Хлопотно. Скучно.

Думаю, потому у нас хотят взять ребенка из детского дома в самом раннем возрасте (и здесь даже существует очередь из 15 тысяч человек), чтобы он никогда не узнал, что его родители приемные. Боимся, что ребенок, узнав правду о своих родителях, не будет им благодарен. Получается, мы ждем благодарности как бы за факт рождения, а не за то, что отдавали ему любовь, тепло и душу.

Воспитатели детских садов, психологи жалуются, что дети сегодня начинают поздно говорить и говорят плохо. Много дефектов речи у малышей. Как ни странно, в наше-то время, когда детей усаживают к телевизору, без преувеличения, прямо с пеленок. Для развития речи необходима обратная связь, когда ребенку нужно не только видеть, но и рассказывать об увиденном. Нужен слушатель, терпеливый и внимающий. Пассивное усвоение информации не стимулирует развития речевого аппарата, не обогащает словарный запас.

Счастье — в общении

Нам все время слышатся в упрямом «я не хочу» детские интонации. Но ведь и родителям бывает очень трудно порой перебороть и свое «я не хочу» в пользу «надо». Когда мы забываем свои «хочу», то становимся ближе к ребенку. Утрачен как бы смысл «любви, которая не ищет своего», как сказано в Библии. Но для пользы другого готова в любую минуту, если это необходимо детям, пожертвовать и своим временем, и делами, и планами. Утрачена идея семейной жизни как творчества.

Совместная жизнь с ребенком сама выступает как главный педагогический инструмент, но только если жизнь наполнена созиданием, радостью, трудом, общими интересами, игрой. И если течение жизни, уклад дома деловит, есть традиции и атмосфера любви и дружелюбия.

Вспоминаю еще одну картину, свидетелем которой мне довелось быть. Я получала визу в американском посольстве. Долгое ожидание виз было в какой-то мере скрашено беготней детей. Среди них, хорошо одетых и ухоженных, резвилась девочка с косенькими глазами, какие бывают у даунов, и в одежде, какую носят в детском доме.

Служащим надоели визг и крик детей, и они попросили увести их из холла. К косенькой девочке подошла симпатичная молодая женщина и, взяв ее на руки, крепко обняв, тоже унесла. Переводчица, сидевшая рядом со мной, рассказала, что женщина эта американка, девочку она привезла сегодня из детского дома, что у нее двое своих детей и любящий муж и в посольстве она оформляет визу, чтобы увезти ее в далекую Америку. И еще она сделала запрос в один из детских домов Новосибирска, где должен жить братишка этой девочки, которого она тоже хочет усыновить. Детей разлучили, потому что девочке в связи с ее врожденным слабоумием требовался специальный интернат.

Это была не ирония судьбы, а сама судьба, которая заставила пролететь тысячи километров и найти где-то, на краю земли, в заброшенном детском доме больную девочку, преданную собственными родителями. Вот так. Усыновляют больных детей, порой требующих специального дорогого лечения, вопреки логике здравого смысла — зачем, казалось бы, тратить силы и жизнь на чужого больного ребенка, да еще с серьезной патологией.

И это не единственный случай, не прихоть богатой женщины, а потребность отдать силы и любовь детям. Кстати, в Америке не принято скрывать, что ребенок усыновлен. Они не боятся, что, если ребенок узнает правду, он будет меньше их любить. Считают, кто вложил в ребенка энергию, любовь, заботу, те и есть настоящие родители.

Нужна первая детская одежда для выписки из родильного дома? Компания предлагает огромный выбор детских конвертов для новорожденных.

Cтатьи из категории «Дети»:

Оцените статью:
1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка...