Отчаянные домохозяйки

 

Что делает женщина, в распоряжение которой поступает просторный дом? Она капризно хозяйничает, воодушевленно обустраивает быт и устанавливает свои порядки.

Эта участь постигает любой дом, где появилась домовитая покровительница, даже если речь идет о самой знаменитой в мире президентской резиденции — Белом доме в Вашингтоне.

Конституция не наделяет никаким юридическим весом первую леди Америки, хотя фактически она становится всесильной фавориткой при президенте и, конечно, полноправной хозяйкой Белого дома. По сложившейся за двести лет существования Белого дома традиции, покидающая резиденцию первая леди приглашает на обед новую хозяйку, которая обычно, не стесняясь, отпускает критические замечания в адрес предшественницы. Утончённая Жаклин Кеннеди, когда посещала Белый дом в 1961 году по любезному приглашению Мейми Эйзенхауэр, нашла его «похожим на отель, заваленный безвкусной мебелью». А вот жена военного (миссис Эйзенхауэр), которая привыкла к частым переездам, или Элеонора Рузвельт, которую политическая и социальная жизнь страны занимала гораздо больше, чем такие непристойно банальные действа, как покупка столового серебра или выбор новых портьер, вероятно, не находили это место таким уж убогим.

Восточная гостиная для сушки белья

Обживать и благоустраивать отстроенное к 1800 году помещение Белого дома выпало на долю второго президента США Джона Адамса и его жены Абигейл, которая в письмах к родным жаловалась на нехватку свечей, дров и других необходимых припасов. Прислуги не было, и супруга президента собственноручно развешивала на просушку выстиранное белье в одной из комнат, которая сейчас называется Восточной гостиной и используется для аудиенций.

Спасение Джорджа Вашингтона

Долли Мэдисон, жена четвёртого президента Джеймса Мэдисона, была обольстительной женщиной и законодательницей мод. Глубина ее декольте приятно волновала вашингтонскую публику, не замечавшую подобной смелости у предшественниц Долли. В дни захвата Вашингтона английскими войсками в августе 1814 года Долли Мэдисон являлась руководительницей эвакуации из Белого дома самых важных государственных бумаг, драгоценностей и антиквариата. Тогда ей удалось спасти работу Гилберта Стюарта знаменитый портрет Джорджа Вашингтона, который сегодня украшает резиденцию президента.

Включите свет!

Время президентства Бенджамена Гаррисона счастливо совпало с эпохой технического прогресса. По настоянию его супруги Кэролайн в 1890 году в Белом доме установили телефонный коммутатор (ранее там был единственный телефонный аппарат на всю администрацию) и провели электрическое освещение. Правда сама Кэролайн, опасаясь, что ее случайно ударит током, так никогда и не прикоснулась к выключателю, а президент, оставшись однажды в полном одиночестве, никак не решался погасить лампы самостоятельно и вынужден был всю ночь спать при свете.

Домашняя библиотека

Посещая впервые Белый дом, Абигайл Филмор, супруга тринадцатого президента США Милларда Филмора, учительствовавшая в школе рабочей молодежи, была шокирована: в резиденции она не обнаружила ни одной книги! Супруга президента лично написала в конгресс послание с просьбой о выделении средств на библиотеку для Белого дома, стены которого прежде не имели никакого представления даже о Библии.

Никаких игр!

Супруги некоторых американских президентов были педантичны и непреклонны в своем бытовом деспотизме, лихо расправляясь с пагубными привычками мужей и вульгарными традициями Белого дома. Сара Полк, жена одиннадцатого президента Джеймса Нокса Полка, наложила табу на азартные игры и спиртные напитки в пределах резиденции. Джулия Грант не выносила табак и запретила курить в Белом доме, несмотря на то, что ее муж Улисс Грант был самодовольным фанатичным курильщиком. Люси Уэбб Хейс, жена девятнадцатого президента Резерфорда Хейса, вообще отменила все развлекательные мероприятия. Ее нервировали не только дым табака, атмосфера раскрепощённости, спровоцированная употреблением алкоголя, но даже танцы и бильярд. Единственное исключение было сделано в 1877 году по случаю приема русской делегации — советники убедили президента, что с русскими без рюмки не договориться.

Что она натворила на этот раз?

Элеонора Рузвельт прожила в Вашингтоне дольше, чем все остальные первые леди государства, — двенадцать лет. Однако она равнодушно относилась к хозяйству, а дома бывала крайне редко, что доказывает забавный факт из биографии семейной жизни Рузвельтов. Во время Второй мировой войны столь деятельная женщина как-то раз посетила тюрьму в Балтиморе. Чтобы вовремя прибыть туда, она рано вышла из Белого дома, не сказав мужу, куда едет. После обеда Рузвельт думал обсудить некоторые вопросы с женой, позвонив секретарю он спросил, где Элеонора. «В тюрьме, господин президент». — «Не удивляюсь, — последовал ответ президента. — Но что она натворила на этот раз?»

Расточительная перфекционистка

Жаклин Кеннеди была настоящим подарком судьбы для Джона Кеннеди. Потомственная аристократка с изящными манерами, элитарным образованием и элегантной европейской внешностью блестяще играла роль первой леди самого молодого президента Америки. После того, как у главного правительственного здания в Вашингтоне появилась очаровательная щедрая хозяйка, резиденция стала приобретать облик Версаля. Жаклин заказала ковер XVIII века стоимостью 35 000 долларов, канделябры за 5000 долларов, дорогие обои в комнату для переговоров и антикварные вещи, которые обошлись Белому дому в десять миллионов долларов. За несколько недель был израсходован весь годовой бюджет. Пытаясь освежить интерьер Белого дома, Жаклин концептуально меняла облик исторических комнат резиденции. Красная приобрела темно-вишневый оттенок, Зеленая стала иметь оттенок ликера шартрез, а самая красивая овальная Голубая комната стала чисто белой. И лишь когда Хилари Клинтон въехала в Белый дом, Голубая комната вновь стала глубокого сапфирового цвета.

Cтатьи из категории «Уют в Доме»:

Оценили статью: 1
1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка...
 
 
Перейти к верхней панели