Рынок редких и экзотических животных

 

Довольно прибыльным бизнесом всегда была торговля дикими животными. В особенности на этом «живом рынке» ценятся редкие и исчезающие виды зверей — своеобразный «антиквариат» фауны. Ежегодно в мире из естественной среды обитания изымаются в коммерческих целях порядка 10 миллионов экземпляров редких животных.

Экспорт — оптом

Как ни странно, наиболее выгодна торговля насекомыми. Это связано, прежде всего, с минимальными накладными расходами и простотой вывоза. Реликтовые «дальневосточники» — махаоны и аполлоны, всевозможные среднеазиатские бабочки, енисейская жужелица, реликтовый усач. В соответствующий сезон во все новые и новые «затерянные миры» по всему бывшему Союзу разъезжаются целые бригады для «облавливания местности». Главным правилом является правильная обработка пленников, чтобы в целости и сохранности доставить в Москву и Питер. Здесь аккумулируются крупные оптовые партии из сотен экземпляров одного вида, которые продаются международным посредникам, чаще всего западноевропейцам. Доходность этого бизнеса составляет более 1000%. Однако, опытные торговцы стараются сегодня не переборщить с предложением, дабы не сбивать мировые цены. Самодеятельным ловцам и тем, кто пытается выходить на запад в обход фирм-монополистов, быстро «дают по рукам». «Некондиция», то есть забракованные по различным причинам экземпляры насекомых, остается в России. В красивых рамках, искусственно подкрашенные и зачастую с вымышленными названиями, эти мертвые бабочки и жуки продаются в ларьках Москвы откровенным профанам.

Не менее прибыльна торговля хищными птицами. Сокол-балобан с Алтая, кречет с Ямала, сапсан из Белоруссии. Ловцы берут их птенцами из гнезд. Птиц переправляют в Сирию, Саудовскую Аравию, ОАЭ и другие ближневосточные государства, где исторически высоко ценятся ловчие птицы. Отлов этих пород за последние годы резко уменьшил их количество в природе. И стали появляться «подделки» — птенцы, выведенные в подпольных питомниках. Их стоимость значительно ниже, поскольку считается, что обучить охотничьему мастерству таких птиц не удастся. Поэтому за «эксклюзивными заказами» для арабских богачей торговцы сами едут в Россию и сами — за особую цену — участвуют в процессе отлова.

Кроме редких насекомых и птиц, серьезные барыши приносят змеи, ящерицы, черепахи. Так, редких казахских степных черепашек скупают в Москве, затем стерилизуют, дабы нельзя было наладить «выпуск товара» за границей, и через Польшу и Чехословакию отправляют в целлофановых мешках крупными оптовыми партиями в Западную Европу. Прибыль московских предпринимателей — около 100% с партии. «Естественная убыль» в пути — до 50% животных. Но это уже проблемы европейских оптовиков. Вараны скупаются ими. Змеи также в цене, особенно гюрза из Средней Азии — самая ядовитая змея бывшего СССР. Ею торгуют небольшими партиями, по особой цене, для частных коллекций. Дальний Восток является поставщиком амурского полоза, тигрового ужа и других редких гадов, которых с нетерпением ждут западные коллекционеры.

Медицина и парфюмерия

Не всех редких животных ловят и продают живьем. Особая каста отечественных «зоологов» специализируется на ином товаре. За последние пять лет численность медведя в России сократилась в 2 раза — мировому фармакологическому рынку необходима медвежья желчь. Добывается всего 35 граммов с одного заваленного зверя. Кабарга пострадала еще больше благодаря своей ценимой в парфюмерии «кабарожьей струе», мускусным выделениям.

На Дальнем Востоке и Камчатке вовсю развернулись скупщики из Гонконга, Японии, Южной Кореи. Популярные во всем мире лекарства тибетской народной медицины никак нельзя изготовить без ингредиентов, добытых из убитого амурского тигра. В ход идет абсолютно все, от усов и зубов до кончика хвоста. На Дальнем Востоке этих тигров сегодня едва ли наберется сотни две.

Повальный отстрел различных видов северных оленей ради содержащегося в молодых, еще не окостеневших рогах-пантах лечебного пантокрина тоже вызывает тревогу как российских ученых, так и «зеленых». Оленей пока достаточно. Но за грамм вещества японцы дают все меньше и меньше — сказывается конкуренция среди охотников, и темпы отстрела неумолимо растут…

Некоторые пытаются делать бизнес на змеином яде — благо, гадюки поступают на рынок в большом количестве. Но если специалист способен «подоить» змею вручную, не нанося ей ощутимого вреда, то предприниматели «выбивают» яд электрошоком, и после двух-трех таких процедур животное, как правило, погибает. Амортизация.

Импорт — в розницу

Посетителю московского Птичьего рынка может показаться, что столица кишмя кишит пресловутыми «экзотами» — редкими представителями фауны со всех уголков планеты. Нильские крокодилы и аллигаторы из Флориды, сетчатые и тигровые питоны, парагвайская анаконда, игуаны, яванские макаки и зеленые мартышки, всевозможные лемуры. Чего только нет! К счастью, спрос на подобный товар, пик которого пришелся на 1993-1994 годы, сейчас невелик. А все вышеозначенные животные — не более чем надписи на рекламных картонках продавцов, приглашающие сделать заказ, который будет выполняться от месяца до полугода, причем при условии солидной предоплаты.

Продавцы-индивидуалы, как правило, обладают прочными связями с российским торговым флотом, дипкорпусом, научными экспедициями, либо… связями с чиновниками из российских зооструктур. В последнем случае товар закупается «для зоопарка». Частенько и полученное уже в России потомство редких животных списывается на «естественную убыль». И идет налево.

Цены у торговцев рассчитаны только на состоятельных клиентов. Наиболее нашумевшие за последний год в среде торговцев осуществленные заказы — дымчатый леопард, карликовый бегемот. Бывают и неудачи: рассказывают, как в самолете Дели — Москва погиб под рубашкой гонца спеленутый и накачанный снотворным индийский черный какаду. По тамошним законам гонец мог бы получить 5 лет тюрьмы. А если бы довез — заработал бы на новую иномарку.

А вообще сказать, что все эти «крокодилеры» с «Птички» много зарабатывают, — нельзя. Для подавляющего большинства из них 2-3 серьезных заказа в год — крупная удача. Многие вынуждены подрабатывать ветеринарными услугами или приторговывать «мелочевкой», вроде гекконов Тукки (вид ящерицы) из Вьетнама, молоденьких, сантиметров в 30, крокодильчиков или разнообразных попугаев. Из последних разве что ара или какаду стоят серьезных денег. Такие привычные раньше здесь, на «Птичке», наши российские чижики, снегири и синицы спросом давно не пользуются. Птицам повезло.

Торговцы шутят, что с нетерпением ждут, когда же какой-нибудь мафиози с Урала или Набережных Челнов закажет себе индийского или африканского слона?

Педагогическая поэма

Коллекционеры и немногочисленные зоологи, конечно, погоды на рынке не делают. Их сейчас не больше, чем было при советской власти, даже меньше — доходы не позволяют заниматься любимым хобби. Главные покупатели живой экзотики — конечно же, пресловутые «новые русские», любители экстравагантных подарков и всяческой показухи. Их безответственность иногда просто поражает. Частенько любители экзотики страдают от укусов ядовитых змей или ящериц. Один не так давно был вынужден даже отрубить себе палец — от яда куфии умирают в считанные минуты. Хорошо, что коллекционер это знал.

Из Конго недавно поступила небольшая партия диких детенышей шимпанзе. Московский климат и отсутствие карантина при контрабандной перевозке почти неминуемо приводят к тому, что от малейшего сквозняка в квартире детеныши моментально подхватывают весь спектр детских болезней и чаще всего погибают, однако мало кто отдает себе в этом отчет. Вот и лишаются горе-покупатели своих денег…

Вообще покупка человекообразных обезьян сулит много неприятностей — мало кто знает, какую «предпродажную подготовку» проводят торговцы. Обезьян жестоко избивают и держат в глухо зашторенных клетках, чтобы подавить потребность сопротивляться человеку. Покупатель умиляется: «Совсем ручная!». Животное, тем не менее, все помнит и при любой стычке может жестоко отомстить в лице нового хозяина всему человеческому роду. Рассказывают, как некий гражданин с золотой цепью на шее купил своей теще яванского макака. Не ужились. Гражданка лишилась куска щеки. Обезьяну отдали продавцу обратно, причем бесплатно. Могли и пристрелить…

Все человекообразные обезьяны по достижении половой зрелости становятся крайне агрессивными, пытаясь занять на иерархической лестнице главенствующее положение. Только вместо сородичей вокруг оказываются обитатели квартиры. И ни одного дедушки Дурова рядом…

Многие покупают совсем маленьких медвежат, думая, что зверь будет питать к новым хозяевам любовь и «благодарность». Но мало кто знает, что в цирке медвежат поят алкоголем, чтобы не сильно росли и «очеловечились», а также выдирают клыки и когти. В противном случае зверь остается зверем, крайне опасным и для хозяев, и для окружающих. Последнее касается и всех видов кошачьих.

Мелкая живность чаще всего гибнет просто от неправильного кормления и болезней. А еще чаще — от стрессов, полученных в момент поимки, тяжелых условий транспортировки, непривычного климата. Но для рынка это не препятствие.

Нужны база аренды недвижимости? Обращайся в компанию Realtor.

Cтатьи из категории «Домашние Животные»:

Оцените статью:
1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов
Загрузка...