Каждой женщине – по бюстгальтеру!

 

Закончилась прекрасная эпоха, погиб корсет… Но не тут-то было. Тоска по идеальной форме — у женщин в крови. Утраченная архитектурность платьев повергла многих в тоску. Проверка свободой оказалась слишком тяжелым испытанием для пышных женских тел. И это в Европе. Что уж тут говорить о России!

Многие женщины еще долгие годы втихую оплакивали свою утраченную «клетку». Корсет не давал расслабляться — как ссутулишься, например, в панцире? — расправлял плечи и спину и даже дарил талию! Особенно по корсету скучали дамы бальзаковского и зрелого возраста.

Женщин спас гомосексуалист Кристиан Диор. Он как никто иной смог уловить это робкое ожидание чуда, тоску по красоте сломленных, но не уничтоженных испытаниями второй мировой войны европеек. Диор придумал «Нью лук». Он закрыл ноги, поднял на максимальную высоту бюст, стянул талию в осиную и заковал все это в силуэт рюмочкой. Благодарные дамы с радостью вырядились в платья-рюмочки, нещадно стягивая и деформируя свою фигуру всякими приспособлениями. По слухам, сама Брижит Бардо носила корсет. А Мэрилин Монро, славившаяся своими неземными формами, подкладывала такие специальные штучки в бюстгальтер, чтоб соответствовать идеальным очертаниям «Нью лук».

Шанель была, конечно, в шоке. Добытая кровью и потом новая мода, новый образ просто растворялись в пространстве. Она пыталась бороться с этой модой «из клетки», взывала к женскому разуму — но все было напрасно. Мальчишечий рубашечный стиль сменяет дородный женственный.

И тут случается совершенно невероятное. В 55-м году XX века весь мир заплясал рок-н-ролл. А там — эти бесстыдные движения. Мало того что партнерша задирает ноги — она еще запрыгивает партнеру на бедро и вообще взлетает кверху ногами!

Рок-н-ролл требует новой одежды и новых героинь. Женщины с радостью отвечают ему взаимностью. В моду входят нейлоновые колготки! Трикотажные станки гудят-надрываются по всей разрушенной Европе и в сытой Америке. Брюки теперь носят не только велосипедистки и фабричные работницы. Женщины повсюду появляются в брюках. Брючные костюмы перестают быть формой эпатажа, а становятся повседневной одеждой.

А мы, россиянки? Мы сидим за железным занавесом. Наши доморощенные модельеры конструируют какую-то свою особую моду и занимают первые места на фестивалях в Восточной Европе. Но это — успехи моды «на пушках».

Наши дамы по праздникам с восторгом носят трофейные комбинации, принимая их за заграничные вечерние платья. Шелковый трикотаж ярких цветов на фоне убогого хлопчатобумажного нижнего белья советского производства и вправду смотрелся удивительно празднично.

В предвоенные годы такая нарядная одежда — разновидность домашнего, внутрипокойного платья типа пеньюара, дезабилье — была очень модной. Причем шили такое нижнее белье не только из трикотажа, но и из натурального и вискозного шелка, а фасоны почти повторяли фасоны вечерних платьев. Французская актриса Мишель Морган, позируя для дамского журнала, вовсе не чувствовала себя непристойно в своей ночной рубашке.

Наших женщин спасают китайцы. Товары фабрики «Дружба» дают хоть какой-то просвет в унылых буднях советской труженицы. Но настоящая мода по-прежнему прячется от нас за семью морями.

И тут, в 57-м году XX века, случается событие посильнее американского рок-н-ролла. К нам приезжают гости. Открывается фестиваль молодежи и студентов. И выясняется, что мы тоже очень красивые, и хоть неграм, но можем нравиться!

Страна рвется в моду. Информацию собираем по кусочкам. Основные ориентиры — Людмила Гурченко в «диоровском» платье в «Карнавальной ночи» и Татьяна Пелецкая в сарафане в фильме «Разные судьбы».

Юная Пелецкая с надменной классической красотой впервые показывает советской женщине нейлоновую прозрачную блузку с рукавом фонариком и сарафаном с большим декольте, отороченным широкой бейкой. У западных сарафанов таких беек не было. Но наш народ не был готов к прозрачным блузкам. Такая блузка требовала бюстгальтер без лямок. А у нас с нижним бельем — страшная напряженка!

Поэтому наши сарафаны шьются из плотной непрозрачной ткани, где лишь чуть-чуть показывается блузка. Зато все счастливы.

Все хотят иметь наряд «Разные судьбы». И вся женская часть населения штурмует галантереи. Битва идет за югославские, ГДРовские бюстгальтеры. Российская промышленность производит все то же, что и в двадцатых годах: бюстгальтер с чашечками, массивная застежка на пуговицах на спине. Когда дама в таком белье рискует надеть модный наряд, публика вынуждена наблюдать все прелести: узлы из лямок комбинации, не совпадающие по цвету бюстгальтеры, блузки и комбинации… В народе новая мода на сарафаны с прозрачными блузками получает меткое название «Мясо в целлофане». Тут же появляются желания похудеть и мода на «кости». Все начинают думать о том, как похудеть на 7 кг и более, чтобы бюстгальтер идеально сидел.

За честь наших женщин заступилась министр культуры Екатерина Алексеевна Фурцева — стукнула кулаком по столу в ЦК партии и произнесла историческую фразу: «Каждой советской женщине — по качественному бюстгальтеру!». Министра услышали: в Черемушках построили фабрику.

Cтатьи из категории «Мода»:

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (Нет рейтинга)
Загрузка...