Живем в чрезвычайном положении

 

Длительность брака в наше неспокойное время сократилась вдвое по сравнению с довоенным. Семья, слава Богу, уже не рассматривается по примеру двадцатых годов двадцатого века как некий пережиток прошлого.

Но и не оберегается жесткими и, в сущности, бессмысленными мерами тридцатых — вроде ограничения разводов, повышения пошлин за их регистрацию, запрета абортов. Не говоря уж о таких, доживших, кажется, до перестройки, как жадное внимание парткомов и месткомов к «персональным делам» провинившихся супругов. Семья слишком долго была в большей степени ячейкой государства, чем священной и неприкосновенной частной собственностью двоих. Личная жизнь никогда прежде не была у нас в такой степени личной, как сейчас. Свидетельство тому — и эти принимаемые в полном соответствии с Семейным кодексом РФ законы. Но они и о многом другом свидетельствуют, не столь оптимистичном.

В сущности, это законы о чрезвычайном положении, не замечаемом обществом, давно уже в нем живущим. В нашем отечестве исторически существовало многое, чего как бы не было, ибо оно официально не признавалось. Объявлялось полное единодушие и единомыслие, хотя во все времена разные люди на многое смотрели по-разному. Отсутствовали межнациональные противоречия, пока, не признаваемые властью, с либерализацией режима не выплеснулись наружу в самой уродливой форме. Проституция, наркомания, стихийные бедствия, техногенные катастрофы — всего этого не было, пока замалчивалось. Точно так же «не было» и ранних браков. Но они были — без регистрации. Теперь их просто легализовали. Признали то, чего не в силах запретить.

Законов сейчас принимается неисчислимое множество, но те, о которых речь, не затеряются в этом океане нововведений. Потому как даже если сама эпоха наша затеряется где-то там, впереди, в безразмерном времени, ее найдут, опознают по таким законам. Представляю объявление, расклеенное на заборах далекого будущего: «Разыскивается эпоха Ельцина, примерно двадцатый век. Особые приметы…» Законы о ранних браках и будут в числе этих примет. Точно так же, как стали особыми приметами своих эпох другие законы. Тот, например, по которому судили голодных людей за собранные в уже сжатом поле колоски. Или тот, которым была предана закону обратная сила, и ранее осужденным ужесточили приговор до высшей меры, незамедлительно его исполнив.

…Женятся дети до шестнадцати. Но разве они дети — в нашем обычном понимании и представлении? Где тогда свойственная даже очень серьезным юным гражданам веселая беззаботность и благословенная возрастная беспечность? Тут, кажется, возможен оптический обман — они только кажутся детьми. На самом же деле — все меньше детей среди лиц детского возраста. А среди юных жен и мужей я их и вовсе как-то не увидел. Встречались даже малолетние, но уже пожилые люди. Столько пережито. Юность в наши дни обременяет юных не меньше, чем стариков — старость.

Cтатьи из категории «Любовь и Отношения»:

1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (Нет рейтинга)
Загрузка...